Главная » 2010 » Ноябрь » 11 » Почему государство боится вооруженных граждан?
21:35
Почему государство боится вооруженных граждан?



Всякий раз, когда в российском обществе заходит разговор о гражданском оружии, неизменно стает вопрос: почему государство боится вооруженных граждан? Адепты гражданского оружия усматривают в этом признаки деспотизма, не забывая напомнить, что в Древней Греции и Риме только рабы не имели права владеть оружием. Противники вооружения уверяют, что в безоружном обществе значительно меньше риск насилия и социальных потрясений.

О чем договорились джентльмены

В западной культуре право граждан владеть оружием всегда рассматривалось, как нечто большее, чем возможность защитить себя от преступных посягательств. Даже последовательный сторонник жесткой государственный власти Никколо Макиавелли заявлял: «Разоружая народ, власть, таким образом, оскорбляет его недоверием, и это говорит о трусости и подозрительности правительства».

В США, которые создавались усилиями вооруженных переселенцев, и чья независимость отстаивалась, в том числе, и отрядами народной милиции, понятие свободы личности было неотделимо от права владения оружием. «Демократия – это договоренность между хорошо вооруженными джентльменами», – говаривал один из отцов–основателей Штатов Бенджамин Франклин. А президент Томас Джефферсон не смущался называть в качестве главной причины, по которой граждане должны владеть оружием, «необходимость защищаться от тирании правительства». Быть может, поэтому многие американцы столь болезненно реагируют на все попытки правительства ограничить свободу владения оружием? Зачастую в штыки принимаются даже такие здравые предложения, как обязательная регистрация приобретаемого ствола и фотографирование владельца.

Политики Старого света не произносят пафосных фраз, но в том, что касается доверия государства своим гражданам, страны Европы нередко идут на несколько шагов впереди США.

Тихая маленькая Швейцария в последний раз сталкивалась с внешним агрессором во время наполеоновских войн, а последний внутренний вооруженный конфликт случился здесь в 1848 году. Между тем страна банков, шоколада и часов является едва ли не самой милитаризованной в мире. Все дееспособные граждане здесь вправе приобретать огнестрельное оружие, в том числе и военного образца, никаких специальных разрешений для этого не требуется. Этим правом, по оценкам, пользуются около 27% швейцарцев. В действительности вооруженных людей в Швейцарии куда больше. Армия страны строится по милицейскому принципу – все дееспособные мужчины до 50 лет числятся в активном резерве, а табельное оружие, боеприпасы и военное снаряжение резервистов хранятся прямо у них дома. По истечении призывного возраста гражданин может сдать оружие на склад, либо оставить его у себя при внесении незначительных конструктивных изменений.

Примечательно, что жители стран с давними «оружейными» традициями очень неравнодушны к тому, что происходит за окнами их домов. Согласно опросу Министерства Юстиции США, примерно треть преступников, отбывающих заключение в американских тюрьмах, были вспугнуты, ранены или задержаны вооруженными гражданами. В той же Швейцарии закон не только позволяет, но и предписывает швейцарцам использовать стрелковое оружие для самозащиты и поддержания общественного порядка. При этом ежегодное количество убийств в этой стране составляет лишь около 10 на 1 миллион жителей (менее половины из них совершается с применением огнестрельного оружия). Для сравнения: в России ежегодно совершается порядка 20 убийств на 100 тыс. человек.

По данным ООН, на сегодняшний день в девяти государствах – Дании, Германии, Финляндии, Швейцарии, Израиле, Румынии, Уганде, Замбии и Буркина–Фасо – нет или практически нет законодательных ограничений на владение гражданским стрелковым оружием. Нетрудно заметить, что большая часть государств из списка – это страны с устойчивой политической системой и развитой демократией.

Впрочем, напрямую связывать право граждан на владение оружием с уровнем развития демократии в стране, наверное, некорректно. Хотя бы потому, что Уганду или Замбию при всем желании трудно назвать островками стабильности и оплотом прав человека. Так же как и режим Саддама Хусейна, при котором совершенно деспотичные, по западным меркам, формы правления легко сочетались с правом иракцев хранить у себя огнестрельное оружие, в том числе и военного образца.

Россия начиналась не с меча?

В нашей стране многие убеждены, что единственным гарантом личной безопасности у русских во все времена было государство. Мол, дай нашим людям оружие – такое начнется! Носителей комплекса национальной неполноценности, ждет глубокое разочарование: во времена Российской империи, не говоря уже о Руси, власти практически не ограничивали права поданных владеть оружием. Например, одно из ограничений, прописанных в «Соборном уложении» 1649 года не дозволяло «без Государеву указу» ходить на царский двор с луками и пищалями и стрелять из них. Указ Петра I от 1700 года запрещал ношение остроконечных ножей (исполнялся он совсем недолго), императрице Елизавете Петровне пришлось не по нраву «духовое» оружие, а Екатерине II – трости «с потаенным клинком». Конечно, де–факто существовал имущественный ценз на оружие – ружье или меч были просто не по карману простолюдину. И, все же, вплоть до 1906 года любой российский подданный, если позволяли средства, без труда мог приобрести пистолет или револьвер. О разоружении граждан власти задумались лишь во время революционных потрясений 1905–07 гг. Тогда были изъяты десятки тысяч пистолетов, винтовок и карабинов военного образца, а регламент покупки оружия стал намного строже. Впрочем, ужесточения не коснулись маломощных «дамских» револьверов и пистолетов и охотничьего оружия.

Советская республика боялась своих «свободных» граждан больше, чем царская Россия «бесправных» подданных. Уже в 1918 году специальным декретом был введен запрет на владение оружием самообороны. В период НЭПа ограничения слегка ослабли, однако по мере свертывания новой экономической политики и ужесточения политического режима запрет на приобретение оружия самообороны стал почти абсолютным. Небольшое послабление принесла «хрущевская оттепель», – появилась возможность приобрести охотничье ружье по предъявлению паспорта. Но вскоре государство исправило эту оплошность.

Политика страуса

В последние годы правительства многих стран ведут последовательный натиск на право граждан владеть огнестрельным оружием. Главный аргумент властей – волна насилия, связанная с его применением. Но дебаты вокруг гражданского оружия выявляют целый сонм реальных проблем, которыми больны современные государства и общества: наркомания, разрушение семейных устоев, неблагоприятный социально–психологический климат в обществе, миграционные процессы и т.д.

Например, много раз отмечалось, и аргументировано доказывалось, что причиной расстрелов в школах и колледжах является не оружие, а политика телеканалов, обрушивающих на зрителей потоки насилия, и беспринципность производителей компьютерных игр, играя в которые подростки с неокрепшей психикой подвергаются той же психологической обработке, что и солдаты, готовящиеся к боевым действиям. В свою очередь криминальная статистика свидетельствует, что в тех же США большая часть насилия с применение оружия происходит в так называемых «цветных» кварталах, а уровень преступности с использованием пистолетов среди черных подростков мужского пола от 16 до 19 лет примерно в 4 раза выше, чем у их белых сверстников. Но реальных попыток ограничить распространение «садистских» компьютерных игр пока не видно, а вместо борьбы с этнической преступностью чиновники твердят политкорректную фразу: «у преступности нет национальности».

Сторонники гражданского оружия в РФ не раз с цифрами доказывали, что разрешение оружия самообороны, как минимум, не ведет к росту преступности, но может способствовать ее снижению. Почему же государство не позволяет гражданам реализовать свое право на самооборону?

Есть мнение, что проблема гражданского оружия напрямую увязана с проблемой коррупции. Так, председатель Федерального совета союза «Гражданское оружие» Андрей Василевский в интервью, опубликованном на сайте союза, уверяет, что ограничение права на владение оружием становится для сотрудников правоохранительных органов одним из источников получения дополнительного дохода, «как легального, через вневедомственную охрану, так и нелегального».

Противники оружия не упускают случая напомнить еще об одной проблеме: в российских условиях получить медицинскую справку для разрешения на владение оружием сможет кто угодно, хоть алкоголик, хоть душевно больной – были бы деньги. Но это значит, что сегодня этот «кто угодно» может за взятку получить справки, позволяющие, к примеру, управлять автомобилем. В этом случае алармистам впору не сокрушаться о мнимых опасностях, а бросить все силы на борьбу с реальной коррупцией, из–за которой по российским дорогам возможно колесят тысячи психов и наркоманов, а в автокатастрофах ежегодно гибнут до 30 тыс. человек.

Влад Гринкевич, экономический обозреватель РИА Новости.

Просмотров: 2423 | Теги: вооруженных граждан, запрет оружия, короткоствол, алармисты, Почему государство боится

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем мультиблоге пользователем bbird на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта - как это сделать, описано в том же Пользовательском Соглашении. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.


Похожие материалы:

Всего комментариев: 1
avatar
0
1 FAB58 • 04:07, 12.11.2010
Примечательно, что автор приводит взаимоисключающие позиции отцов–основателей Штатов Бенджамина Франклина и Томаса Джефферсона как цитату из священного писания.

Хотя насчет психов за рулём правильно.

avatar