Главная » 2010 » Ноябрь » 7 » Максим Мошков про Сколково
21:55
Максим Мошков про Сколково




Максим Мошков и его детище Lib.Ru (или просто "библиотека Мошкова") известны, наверное, каждому пользователю российского интернета.

- Я отношусь к этому как обыватель, который лишён объективной информации. Телевизор нас обучил, что смотреть телевизор нельзя. Там либо информационные вбросы, либо реклама, либо киношка, нарезанная на мелкие кусочки, опять же для рекламы. Газеты учат примерно тому же: все журналисты врут, только каждый в свою сторону. Борцы с режимом, которые объявляют, что правительство врёт, сами врут точно так же. А в интернете всё перепутано одним клубком. Нет нормального источника информации, к которому можно испытывать доверие и что-то понять. Поэтому нормальный здравомыслящий обыватель если информацию и получает, то только из первых рук или из тех мест, по отношению к которым он может определить, насколько там искажена информация. Так обстоит дело и со «Сколково». Поэтому я вынужден заниматься вторичной интерпретацией. Я уже слышал, что это распил, я уже узнал, что это глобальный рывок в будущее для нашей страны. И теперь давайте сложим информационные кирпичики обратно, чтобы мозаика сошлась.

В последние годы у нас из разных мест борцы с режимом вещают о том, что у нас государство не справляется со своими задачами: защита населения, армия развалена, милиция не спасает жизни людей, личная безопасность граждан, экономическая составляющая, наука… Всё это со всех сторон вбрасывается и вбрасывается. Допустим, государство совершенно не справляется со строительством дорог, организацией жизни таким образом, чтобы у нас, с одной стороны, были тюрьмы, с другой стороны, милиция, с третьей — добропорядочные люди, которых защищают. Что бы было, если бы государство действительно ничего не делало, как про него говорят борцы с государством? Мы уже знаем: город Грозный, 1994 год. Или, к примеру, Сомали. Или Гаити после землетрясения. Это всё ситуации без государства. Вот, ребята, это примеры того, когда государства действительно нет. Но я вижу, что метро ходит, электрички опаздывают всего раз в месяц, а значит, государство у нас есть и даже что-то делает. Многие вещи оно делает вполне терпимо, хотя могло бы и лучше. И так можно по каждому пункту. Есть такие любители покричать «Государство нас не защищает, дайте мне пистолет!». Ага, пусть съездят в такие места и прикинут, лучше тебе там будет жить с пистолетом без государства или дома без пистолета с якобы продажными ментами, которые вроде бы спят и видят, чтобы тебя ограбить и т.д.

Вбросы по поводу «Сколково» такого же типа. Но вот государство занялось наукой, и слава богу! Армией оно начало заниматься гораздо раньше, чем наукой. Науку за последние 15 лет мы просто отпустили, и за это время она вся осыпалась. Что у нас было? Научные институты, которые занимались какой-то наукой. Туда вливали денег на зарплату. Сколько вливали туда в 1990 году, с тех пор, похоже, и не проиндексировали. За это время оттуда сбежали все, кто хотел сбежать, и остались те, кто непонятно, нужны ли они науке. Науки у нас не стало, зато остались научные институты с помещениями, зданиями, директорами, которые не позволяют пока раздербанить хотя бы матчасть — учебные реакторы, научные корпуса, лаборатории и т.д. Всё, что можно вынести, вынесли, но ящики остались. Отпускать науку в дым — значит потерять базу, на которой можно было бы заниматься наукой. Но если всё оставить как есть, то помещения будут, а науки не будет.

А наукой заниматься нужно. Но не абстрактной, а государственной, которая будет спасать или кормить государство хоть каким-то боком. Такой науки нет, её надо строить. Задача поставлена. Я подозреваю, что «Сколково» нужно именно для этого. Надо делать компьютеры — и уметь их делать. Надо делать нефтехимию и просто химию. Надо заниматься генетическими исследованиями. Какой у нас выбор, если науки не осталось? Покупать науку или результаты науки? Но готовы продавать только готовые изделия. Надо учиться делать самим, причём учиться так, чтобы можно было и делать, и продавать. И то, что государство озаботилось этой проблемой и начало её решать, — это хороший знак. И «Сколково» я воспринимаю как хороший знак. А вот дальше — всё зависит от реализации. Я не верю, что там всё заведомо плохо, потому что назначают людей, которые будут организовывать и строить эту махину и о которых известно, что они не развалят и не украдут. А задача — сложнейшая.

История часто ходит по кругу. Мне буквально вчера попалась статья о состоянии авиационной промышленности Советского Союза зимой 1941 года. Через пять месяцев воевать, а туполевцы сидят, Берия зверствует, военные части не умеют готовить лётчиков, сделанные самолёты разбиваются, потому что кто-то их оставил на зиму под снегом гнить, конструкторы проектируют самолёты, а с конвейера сходят машины, которые на полтонны тяжелее, чем планировалось, и их двигатель на 15% слабее, чем должен быть. И в конце концов самолёты полетели, заводы построили, моторы отладили. Справились. Причём со всеми теми людьми, которые были, — с вредителями, дураками, дуболомами. И не было в авиапромышленности какого-то одного человека, о котором можно сказать, что он один всё построил. Или вспомните атомный проект. Был Курчатов, который строил учёных, и Берия, который строил всё, что надо, для них силами зэков и следил за тем, чтобы всё работало и никто не отлынивал. И с этим абсолютно неподъёмным проектом справились. И с проектом Королёва справились. И во всех этих ситуациях всё очень сильно зависит от людей, которые взялись это тянуть. «Сколково» может и получиться. У меня нет недоверия к тем людям, которых на это дело поставили.

На прошлой неделе я ехал в электричке и при мне два мужика пожилого возраста и интеллигентного вида разговаривали как раз о «Сколково». Узнал много интересного. Что предполагается вливать деньги не в имеющиеся институты в том состоянии, в котором они есть, — потерявшие сотрудников, смысл жизни и технические задачи, а в этот технопарк. Не в старые мехи льют, а в новые. Всё неоднозначно, но имеет право на жизнь. Как я понял из разговора, оба они учёные. И один будет работать на «Сколково», а другой нет. Но против «Сколково» ничего не сказали. Им интересно, что из этого получится. А я, не будучи учёным, могу только сказать: пиара бы «Сколково» получше, глядишь, что-то и будет.

— Но в компьютерах-то вы разбираетесь? Что нужно сделать сейчас в компьютерных технологиях? Какие самые перспективные направления?

— Если задуматься — страна должна иметь свои компьютеры. Они могут быть хуже или лучше, но любая страна должна иметь свои. Ирак, например, перед войной своих компьютеров не имел, и когда началась война, то иракские системы ПВО и масса других компьютерных систем, обеспечивавших работу штабов и т.д., перестали работать. Потому что Ирак имел не свои компьютеры. Наша страна не может позволить себе такое. Стране нужны пусть даже плохие компьютеры, но в них не будет закладок. И стране нужны люди, которые ими занимаются. Насколько я знаю, наша страна имеет свои компьютеры и делает их сама, своими собственными руками, своими людьми на своих заводах. Может быть, стоит кинуть им ещё денег на разработку, дать дополнительное количество учёных. Но такая база у нас есть. И есть компьютеры, которые стоят в ракетах, танках, самолётах. И они не американские, не корейские и не тайваньские. Так что всё не так уж плохо. Я с этим знаком чуть больше, чем многие другие, поскольку имел дело с реально работающими организациями и людьми, которые умеют организовывать дело. И там не распиливаются деньги, а делается реальный продукт. И люди, которые там работают, довольны своей работой.

Вообще говоря, надо уметь делать всё. За свои собственные деньги, своими собственными силами. А уж насколько это получается… Посмотришь по сторонам — всё надо уметь: вилки, ложки, стулья, дома, автомобили.

— С автомобили у нас всё как-то сложно.

— Как сказать. Моя жена купила себе российский уазик — «Патриот» — и очень им довольна. Ездим четыре с лишним года — ни разу не подвёл. И альтернативы ему не видно, если большая семья, куча детей, а ещё строительные материалы… Нужна большая и проходимая машина. «Японец» получится в два раза надёжнее, но в четыре раза дороже.

— Или «китаец»…

— В «китайцев» мы не верим. Но китайцы ровно тем же занимаются — они учатся всё делать сами. Причём гораздо активнее и быстрее, чем мы. С большими усилиями и деньгами. У них там много «Сколковых». У них уже свои автомобили, стиральные машины, телевизоры, и компьютеры тоже как-то сами собой получились. А ещё свои космические корабли. Они всё стараются тянуть к себе, чтобы было их собственное. Что мы знали о них десятилетие назад? Что они все ходят в синих робах или пуховиках и у них там признак богатства — велосипед и швейная машинка. Сейчас они уже не ходят в пуховиках. И в Пекине окружных автодорог типа нашей МКАД уже шесть или семь. И сам город уже во много раз круче, чем Москва. И вот в условиях, когда есть зажравшиеся американцы и под боком растёт как на дрожжах Китай, становится всё тревожнее без своего «Сколково», без своей армии, автомобилей и всего остального. Территория большая, граница большая, а скоро будет трещать. И люди заняты не пойми чем. Туфтой заняты. Борьбой с правительством и со своим собственным народом. Альтернативу надо предлагать. Или просто участвовать и работать.

Беседовал Владимир Харитонов, www.chaskor.ru

Просмотров: 2420 | Теги: Максим Мошков, про Сколково, Медведев, Россия, инновации

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем мультиблоге пользователем bbird на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта - как это сделать, описано в том же Пользовательском Соглашении. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.


Похожие материалы:

Всего комментариев: 1
avatar
0
1 sergii • 07:34, 08.11.2010
Маладца. всё правильно написал.
avatar